Мои произведения

Мои произведения

 

 

 

ТРИЛОГИЯ "ЭКСПЕРИМЕНТ"

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

 

ПЕРЕСПЕЛЫЙ ШОКОЛАД

 

Петрозаводск, 2017-2019

 

 

 

1.

 

Знакомый оранжевый пакет ярким пятном вспыхнул на фоне битком набитых серых, черных и темно-синих мешков для мусора. Всегда чистенький, сухой и аккуратный, оранжевый пакет неизменно обнаруживался в мусорном контейнере каждое утро, но каждый раз она радовалась ему, как неожиданному новогоднему подарку, которого могло бы и не быть, - и всякий раз, увидев его, непроизвольно улыбалась.

Именно в таких оранжевых пакетах – фирменных пакетах ближайшего супермаркета - выбрасывала мусор красивая худенькая, еще совсем молоденькая девушка из четвертого подъезда соседней пятиэтажки – существо для нее далекое, как из другого мира, но странно знакомое.

Проходившая мимо дородная, неповоротливая из-за тяжелой дубленки, женщина, увидев ее, дернула за руку ребенка, которого тащила за собой, увлекая его поскорее прочь, еще не старое, но уже не «по-молодому» некрасивое недоброе обрюзгшее женское лицо исказила гримаса презрения и брезгливости.

Она рефлекторно шарахнулась было в сторону, но, увидев, что женщина с ребенком быстро удалялись в сторону светофора у пешеходного перехода, вернулась назад к контейнеру. Ударом тока ослепившее на мгновение чувство стыда и страха почти сразу сменилось блаженным онемением безразличия.

Она извлекла свою добычу из зловонных недр контейнера и направилась в сторону небольшого сквера за панельной пятиэтажкой. Ну как «сквер» - это был жалкий пятачок, засаженный кустами сирени и жасмина и несколькими чахлыми березками вдоль дальней границы, длиной с многоквартирный дом на четыре подъезда и шириной шагов десять – одно название, издевка, а не сквер. Не самый укромный уголок, но она откуда-то знала это место: и эту типовую старую пятиэтажку, и этот подъезд, и эту скамейку прямо напротив двери этого подъезда.

Единственное пространство для выгула собак жителей окрестных домов, слишком многочисленных для такого небольшого клочка земли, сквер провонял отходами собачьей жизнедеятельности, собачьи экскременты покрывали землю толстым слоем однородного глинообразного месива. В зарослях у сетчатой ограды, местами покосившейся, местами порванной, с торчащими обрубками проволоки, которой была огорожена территория бывшего детского сада, ныне приспособленного под разнообразные офисы, кто-то соорудил самодельную скамейку, кривую, узкую, сейчас, в непогоду мокрую и грязную, но удаленную от посторонних глаз.

- Ну вы прям как с луны свалились!

Принтер выпустил новый лист, который снова оказался «зажеванным». Молодая чиновница за стеклянной перегородкой неторопливо разорвала его – сначала пополам, потом на четвертинки, затем еще разок. Клочки бумаги она выбросила в мусорную корзину под своим столом. Это был уже пятый лист бумаги, зажеванный, порванный и выброшенный в мусор.

Чиновница была заметно раздражена: ее посетительница, эмигрантка, пришедшая подавать документы на регистрацию, уже битый час приставала к ней с дурацкими вопросами, раздражавшими своей бредовостью и вдвойне раздражавшими тем, что они здорово отвлекали занятого человека от важной серьезной работы.

К стеклу была прикреплена фотография этой сотрудницы МФЦ с указанием «Лучший работник месяца».

- Мы создали для тебя идеальные условия…

- Да, я в курсе, я же уже извинилась…

- Заткнись и не перебивай меня, будь так добра. Я на твоем месте даже дышать чуть громче боялся бы. Раньше творческие люди голодали. В буквальном смысле умирали от голода. Их изгоняли, ссылали, сажали в тюрьмы. Им грозила нешуточная опасность физической расправы. У них были дисфункциональные семьи. Они болели. У тебя было все. Прекрасная внешность, молодость, здоровье, идеальная семья, замечательный муж, замечательные дети. Талант, финансовое благополучие, возможность работать, абсолютная безопасность. Я предусмотрел все. Ты должна была стать моим идеальным проектом. Ты должна была стать нашим идеальным проектом. Что тебе еще было надо?

- Так мне заткнуться и не дышать, или говорить?

Кольский полуостров, Исландия

 

2017 – 2018

 

Философы и психологи уверяют, будто никакой объективной реальности не существует – существует только комплекс искажений и ошибок восприятия вкупе с иллюзиями и самовнушением. То есть, вся так называемая "объективная реальность" - это не более, чем своего рода художественный вымысел.

 

Я же в свою очередь абсолютно убеждена, что не существует никакого художественного вымысла: все плоды авторской фантазии - это всегда лишь разного рода трансформации объективной реальности.

 

В свете всего изложенного хочу подчеркнуть, что все события, персонажи и локации, упоминаемые в данном тексте, если и не совсем вымышлены, то в качестве составных частей сложены в такой фантастический конструктор, что, даже будучи вдруг узнанными, все же не должны вызывать сомнений в том, что все нижеописанное – чистейшей воды объективно реальный художественный вымысел

Посвящается Вере Мещеряковой

 

 

- Здравствуйте, меня зовут Серафим и я ангел-хранитель.

Старшего инспектора по делам несовершеннолетних

Отдела по контролю за безопасностью семьи и несовершеннолетних

Управления по делам семьи администрации городского поселения Нововолынск

Иванищенко Н. О.

 

Рапорт о результатах плановой инспекции семьи Радужных

 

Состав семьи – полная.

По адресу проживает несовершеннолетних:

Радужный А., 10 лет,

Радужная Л., 15 лет

 

Протокол инспекции:

Добрый день. Вашу рукопись получили. Спасибо.

Добрый день! Мы ознакомились с вашей рукописью, нам она, в общем и целом, подходит. Но нужна некоторая редактура. Уберите, пожалуйста, сцены, в которых ваши герои курят. Все-таки сегодня курение осуждается. Наши читатели не поймут.

А, и еще: уберите сцены, где герои пьют вино. Лучше, как говорится, от греха подальше.

И снова здравствуйте. Мы еще раз перечитали ваш текст: в одной из глав упоминается, что главная героиня приготовила на ужин стейк. Лучше бы заменить это на салат – такой вариант устроит всех, а для сюжета это не принципиально. По большому счету, это вообще не важно, что ели персонажи. Просто поужинали. Да, давайте так и поступим – напишем, что герои просто поужинали: если есть возможность избежать потенциальных проблем – лучше их избежать, верно?

Добрый вечер! Мы решили, что, пожалуй, будет «эстетичнее», если убрать упоминание про пирсинг пупка. Просто это слово «пупок» - это как-то… ну… так физиологично… И в главе, в которой описывается первый поцелуй героев, нужно заменить все эти выражения «губы», «кончик языка»: лучше подобрать эвфемизмы, а то все это звучит как-то слишком… буээ, вы же понимаете.

Доброго дня! Мы тут посовещались и пришли к выводу, что описание первой ночи героев лучше вообще вырезать. 18 плюс – это дополнительные заморочки, а, по большому счету, достаточно ведь просто упомянуть, что это между ними произошло. Описывать все эти интимные подробности особо и ни к чему.

Да, и еще – в тексте встречается выражение «черт», и еще какое-то… не могу вспомнить. Уберите пока «черт», а я еще раз пересмотрю рукопись.

Пересмотрел рукопись: в тексте есть несколько депрессивных эпизодов… как-то очень режет глаз. Это скучно. Отдает морализаторством и… «гениталиестраданиями». Их необходимо убрать.

И лучше бы убрать фрагменты, в которых рассказывается о научных экспериментах. Все это слишком уж завернуто, сложно для восприятия. Они только загромождают текст. Много букав. Если есть возможность сократить и упростить, лучше сократить и упростить. Краткость, как известно, бла-бла-бла и все такое.

Доброе утро! Мы перечитали отредактированный вариант – обе шутки о женщинах однозначно удалить! И не указывайте молодой возраст героев и того, что они оба стройные – мы бодипозитивное издание!

А можно как-то избежать упоминания пола героев? Просто два любящих друг друга сердца. Хотя, вы знаете, наверное, лучше бы было вообще не уточнять, в каких отношениях состоят герои – зачем расстраивать тех, кто еще не нашел свою половинку?

И совершенно незачем указывать, что герои кормят свою собаку сухим кормом. Многие отрицательно относятся к тому, чтобы кормить домашних животных «сушкой».

Уберите еще кусок, в котором говорится, что герой не любит путешествия: турфирмы – наши главные рекламодатели.

Привет! Писать «конец» в конце текста – это так старомодно!

Привет! Мы получили твое письмо с окончательным вариантом. Нам понравилось фото котика, что ты прислал! Мы обязательно опубликуем его на нашем сайте! Только ты не мог бы убрать хештег «наглая морда»? Как я уже говорил, мы не приветствуем употребление обсценной лексики на страницах нашего журнала!

ТРИЛОГИЯ "ЭКСПЕРИМЕНТ"

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

РОЖДЕННЫЙ ПОЛЗАТЬ

Петрозаводск, 2013-2018

 

 

За черным-черным морем,

за черным-черным лесом...

- Повтори мне, как именно ты сказала ему это.

- Я не помню.

- Постарайся вспомнить.

Она сидела передо мной в кружевном платье цвета топленого молока: как-то на одном из приемов, смеясь, она рассказала, что в детстве любила играть «в принцесс», сооружая себе «королевские» наряды из бабушкиных тюлевых штор. «Видимо, любовь к бабушкиным занавескам и определила мой вкус на всю оставшуюся жизнь» - улыбаясь, признавалась она тогда.

На свежей белоснежной повязке на пальцах ее правой руки, несмотря на то, что бинт был щедро намотан в несколько слоев, проступило алое пятно крови - единственный яркий акцент в ее "пастельном" образе.

- Опять не смогу рисовать, - констатировала она – без сожаления, раздражения, гнева или обиды – разве что с легким оттенком грусти.

Она бережно поддерживала правую руку левой: казалось, я сама физически ощущала, как пульсировали под бинтами ее раздробленные пальцы.

- Почему ты не закричала?

Маленькая мамочка в панике металась вокруг потревоженного гнезда. Новорожденные детеныши-«семечки», еще без шерсти, с тонюсенькой прозрачной красной кожицей, слепые, крошечные, лишенные укрытия, беспомощно шевелили микроскопическими лапками. Такая же беспомощная, мама-хомячка бросалась то к одному из них, то к другому, принималась тащить куда-то, оставляла на полпути, возвращалась за следующим, так же бросала и лихорадочно возобновляла поиски чего-нибудь, чем можно было бы закрыть своих микроб одновременно всех сразу.

Я чистила их клетку и нечаянно сдернула салфетку, которой хомячьи младенцы были заботливо укутаны их трогательной родительницей. Я смотрела на разрушенное гнездо и на семейство, которое все поместилось бы на ладони, и понимала, что существование целого микрокосма целиком и полностью зависит от меня. Я могу лишить их еды, дома, друг друга, и даже жизни: маленькая жизнь была полностью во власти исполинской, во много раз превосходящей силы. Окажись которая недоброй – не миновать беды. Спасти свое потомство мама-малышка не смогла бы никак, несмотря на все ее огромное желание этого, не вмещающееся в ее крохотное, обезумевшее от ужаса материнское сердечко.  

Страница 1 из 2

Дополнительная информация